Владимир Устюгов: по каждому студенту можно сформировать “компетентностный портрет”

Прогресс не стоит на месте, а за наукой и техникой вперёд стремится и образование. Новые требования выходят чуть ли не каждый год и в тренде последних федеральных стандартов компетентностный подход.

Компетенции – способность применять знания, умения и личностные качества для успешной деятельности в профессиональной области. Как изменилась жизнь студентов с введением такого подхода поговорим с доцентом кафедры радиофизики и электроники, кандидатом физико-математических наук Владимиром Александровичем Устюговым.

Устюгов Владимир Александрович, Сыктывкар– Спасибо, что согласился на интервью! Давай начнём с самого начала. Что на твой взгляд представляют собой компетенции? Ведь когда мы учились в вузе ни о каких компетенциях не было и речи.

– Компетенции, согласно стандартам ФГОС (их поколения, правда, надо различать), – это свойства общего или профессионального характера выпускников. Преподаватели в ходе оказания студентам образовательных услуг, должны наделить их (цитата) «способностью работать в коллективе, толерантно воспринимая социальные, этнические, конфессиональные и культурные различия» (это ОК-6, общая компетенция). Или, к примеру, «способностью участвовать в разработке технической документации, связанной с профессиональной деятельностью» (ОПК-5, общая профессиональная). Звучит страшновато, в какой-то мере бесчеловечно, но это стандарт.

– Компетенции являются универсальными или специфическими для каждого предмета?

– В каждой рабочей программе прописаны те компетенции, на формирование которых ориентирована та или иная дисциплина. Не могу не отметить, что к дисциплинам привязаны, порой, совершенно парадоксальные компетенции.

– Как появление компетенций в рабочей программе повлияло на систему приёма экзамена? Есть ли отличия от традиционного подхода «зашёл, взял билет, ответил, ушёл»?

– Экзамен «по компетенциям» – это форма, которая на сегодняшний день соответствует стадарту. Мысль провести экзамен в новой форме возникла у меня зимой 2014 года, когда меня приглашали принимать экзамен в одно из учебных заведений. Всем членам экзаменационной комиссии выдали бланки с таблицами, содержащими список студентов и столбцы с компетенциями. Напротив каждой компетенции для каждого студента мы должны были поставить метку: освоена или не освоена.

Главный вопрос возник, когда выяснилось, что задания для студентов составлены в традиционной форме: обычные вопросы и небольшое практическое задание. Это почти исключало возможность строго следовать инструкции и заполнять таблицу. Мы не могли убедиться, что, если человек написал программу на Delphi и ответил на теоретический вопрос вопрос, то он обязательно “умеет работать в коллективе, толерантен” и т.д.

Это означало только одно: всю структуру экзамена надо пересмотреть. Задания и сама работа студентов на экзамене должны быть организованы так, чтобы была возможность оценить именно то, что требует стандарт.

– Поясни «на пальцах», как можно в рамках экзамена проверять эти самые компетенции.

– Например, есть в рабочей программе компетенция «способность участвовать в разработке технической документации, связанной с профессиональной деятельностью»? Заставим студентов написать компьютерную программу и снабдить ее подробными комментариями. Или студент должен быть «способен работать в коллективе, нести ответственность за поддержание партнерских, доверительных отношений»? Организуем работу в малых группах, пусть решают задачи по три человека, к примеру, а мы понаблюдаем. И так далее…

В результате (в идеале) мы по каждому студенту сможем сформировать «компетентностный портрет».

– Получается, применение компетенций сильно меняет весь подход к приёму экзаменов. Расскажи о своём опыте внедрения этого подхода. Студенты не грозились написать жалобу, ведь им такой подход может показаться сложным и непривычным?

– Когда я предложил студентам провести экзамен в такой форме («Прикладная информатика», предмет «Операционные системы»), живые и интересующиеся люди были активно «за», остальным было все равно. Я не говорил им о всяких тонкостях стандарта, просто предложил работать в небольших группах, решать задачи и отвечать теорию сообща.

Жалоб никто писать не собирался, т.к. я никого не принуждал, сопротивлявшихся я был готов принять как обычно.

На экзамене можно было пользоваться собственными наработками, копившимися в течение семестра, а также некоторой литературой (проверялась способность пользоваться справочниками, и не зря: некоторые ребята именно используя справочник, легко справились с практическими заданиями).

Теоретический вопрос был один, практических задач три, у студентов даже была возможность разделиться: все три участника мини-группы могли параллельно решать задачи, или кто-то из них мог копаться в тех же справочниках и консультировать остальных. Вариантов работы масса.

Конечно, реальность оказалась немного суровее, чем предполагалось. Несмотря на четкое заблаговременное разделение студентов на мини-группы и их распределение по времени (половина с утра, вторая – в обед), график явки на экзамен оказался достаточно свободным, так что пришлось импровизировать. В группах, которые были сформированы самими студентами, наблюдалось явное неравенство: один человек мог пыхтеть, решая все задачи, а двое оставшихся просто сидели, уткнувшись в телефоны. Разумеется, они пошли на пересдачу, хотя изначально предполагалось выставление одной “средней” оценки на группу. В целом, первый блин получился с комками, но начало положено, и в будущем подобные мероприятия будут планироваться с учетом моих наблюдений за поведением студентов.

– Не получается ли противоречия: с одной стороны, проверялось умение работать в команде, с другой, ты отправил на пересдачу только тех людей из группы, которые плохо работали? Если команда не сработалась, значит компетенция не усвоена и «добро пожаловать на пересдачу»?

– Здесь ты прав. На пересдачу должна была пойти вся мини-группа, поскольку компетенции не могут оставаться неосвоенными.

Но, во-первых, это был эксперимент не репрессивного характера, а наблюдательного, и когда в следующем потоке я буду принимать экзамен в такой форме, студентам заранее будут предоставлены строгие, задокументированные в УМК дисциплины выходные требования и продуманные критерии оценки деятельности группы.

Во-вторых, не хотелось подвергать необоснованному стрессу работоспособного человека, еще в течение семестра хорошо себя зарекомендовавшего. Здесь проявляется недостаток компетенстностного подхода. У разных людей могут быть разные стили работы, возможно именно для этого человека не подходит работа в команде, или отсутствуют лидерские качества, позволившие бы организовать работу двух других студентов.

– Пересдача тоже проводилась «по компетенциям» или для второго захода вернулся к традиционному подходу?

– Пересдача принималась в традиционной форме, так как не было возможности переформировывать группы, занимать компьютерный класс и т.д.

– Если я правильно понял, то такая форма экзамена полностью соответствует стандарту. А в Сыктывкарском университете есть нормативно-правовая база для приёма экзаменов в такой форме?

– Соответствие стандарту означает, что такая система позволяет проверить наличие того, что требует стандарт. В должностных инструкциях преподавателей сказано, что форму преподавания и приема экзамена можно выбирать на собственное усмотрение. Так что мой эксперимент не противоречит локальным формальным требованиям.

– Как думаешь, новинка двух последних сессий “студенческий патруль” одобрил бы такую форму проведения экзамена?

– Студенческий патруль однажды упрекнул меня в создании гнетущей обстановки на экзамене! И правильно, все меня знают, как тяжелого в общении человека, с полным отсутствием чувства юмора. Я думаю, что патрулю по большому счету все равно, что происходит на экзамене, т.к. даже правила из собственно «Положения о студенческом патруле» они соблюдают не полностью. А когда ставишь эксперимент по приведению чего-либо в соответствие стандарту не стоит отвлекаться на несущественные мелочи.

– Насколько работа в условиях компетентностного подхода согласуется с твоим стилем преподавания? Многое пришлось поменять по сравнению с традиционным подходом?

– Стиль преподавания менять не пришлось совсем. Теория одна и та же, а на практических занятиях я предлагаю студентам разные способы работы: строгое следование моим указаниям, работа по письменному руководству, самостоятельное решение задач с использованием справочника. Я не препятствую, если студенты самостоятельно объединяются по двое, к примеру, если это не приводит к снижению интенсивности рабочего процесса (могут просто-напросто болтать всю пару). В общем, на экзамене с ними не произошло ничего такого, чего не происходило бы на обычных парах.

– Как ты считаешь, есть ли шанс, что в ближайшем будущем такую практику будут применять всё больше и больше преподавателей или преподавательская среда слишком консервативна?

– Я думаю, практику компетентностного подхода широко применять не будут. Такая форма работы не подходит для многих предметов базовой части учебных планов. Например, теоретическая механика или дифференциальные уравнения – это строгие математические дисциплины, с которыми экспериментировать ни к чему, или фонетика, например, у филологов.

С другой стороны, предметы, связанные с IT, педагогика, психология, располагают к более живой форме работы, но нет конкретных требований к приему экзаменов, так что все будет по-старому. Более того, теоретически и в традиционном экзамене можно найти элементы проверки компетенций студентов.

– Спасибо большое за интересную беседу! Теперь, думаю, многие студенты, да и чего таить, наши коллеги, лучше поняли что такое компетенции и с чем их едят.

– Спасибо!

Беседовал Анатолий Кораблев.

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать следующие HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>